Испытания, которые дает нам жизнь

В конце ноября в селе Дуброво Новлянского сельского поселения Селивановского района произошел пожар в постройке, находящейся возле Свято-Троицкого храма.
Здесь была библиотека, в подсобном помещении хранилось много мебели, стиральная машина и другая бытовая техника, была печатная машина (ризограф), как мы поняли, при храме хотели начать свое малотиражное типографское дело.

Как сообщили в ГУ МЧС России по Владимирской области, возгорание произошло 25 ноября в 22:54. Отец Борис в это время спал, его разбудили и он вышел на улицу. Все происходило очень быстро, спасти ничего не удалось. Рядом стоит сгоревшая машина, которую, естественно, уже нельзя восстановить, так как от возгорания она сильно повреждена.

Библиотека была накоплена довольно большая, это личная библиотека отца Бориса, старинные рукописные и печатные книги.
Пропали и книги, которые писал сам отец Борис — они были еще не закончены, и он планировал продолжить работу над ними. Это были исследовательские труды по «Сказанию о Борисе и Глебе» и о Соловецком монастыре. История Дуброва связана с одним из братьев, с Глебом, он здесь находился на постое, когда его не пустили в Муром, и отсюда он уехал на свою гибель. К сожалению, книга отца Аркадия, который проводил эти исследования, оказалась тоже среди сгоревших.

«Но это все было значит Богу не очень угодно. Что-то значит нужно делать по-другому. Не знаю. Бог покажет.»

Погода стояла морозная, залитые водой книги замерзли, и сейчас нельзя понять какие из них сохранились и еще могут быть пригодны для чтения, нужно ждать до весны. И в прямом и в переносном смысле, как говорит батюшка, ждать, когда все возродится вновь.

Остались кирпичные стены, решетки на окнах, окна конечно разбиты, вагонка, которой были обиты стены, сгорела начисто, бытовая техника, мебель и много всего, что имело историческую ценность, например, воспоминания старожилов села. Сгорел при пожаре синодик (список имен умерших для поминовения в церкви), где были записаны имена людей, которые были близкие храму. Конечно, есть надежда, что весной удасться его найти и получить хотя бы какую-то информацию.

«Я присутствовал при собственном погребении — вот такое у меня было ощущение»

Отец Борис служит в Троицком храме с 2009 года. Интересна судьба настоятеля. Отец Борис, как он нам рассказал, молодой священник. Родился в Петербурге в семье военного. Первый раз увидел храм в 16 лет. Крестился в 33 года в Подмосковье. Позднее старец благословил его на рукоположение. Прошло 12 лет. Потом другой старец повторил слово в слово то, что говорил первый и сказал, чтобы он ехал к Евлогию.

«В Горбатку определили меня, когда мне как раз только исполнился 61 год. Потом я служил в Меленках. И когда батюшки здесь, в Дуброве, не стало, меня определили сюда. Это было в 2009 году.»

А до этого у священнослужителя была другая жизнь. По образованию отец Борис художник-полиграфист. Он рисовал, и у него проходили выставки собственных работ. Когда он уже стал священником, попробовал свои силы и расписывал храм в Павловском Посаде. Именно поэтому он хотел заняться здесь и полиграфическим делом.

Сейчас в дубровском храме идет ремонт.
Главный архитектор митрополии Трофимов приезжал на обследование, дал профессиональные рекомендации, чтобы начать очередной этап ремонта. Новый купол золочен сусальным золотом. Благодаря помощи Троице-Сергиевой Лавры удалось отремонтировать крышу, покрыть купол, свод. В храме сохранилась старинная роспись и та, что появилась позднее, уже в советское время. Все это можно восстановить.

По разным архивным источникам этот каменный храм был построен вместо деревянной церкви в 1833 или 1838 году. А по сохранившимся данным деревянная Михаило-Архангельская церковь в селе Дуброво существовала с XV века.

Троицкий храм уцелел в годы гонений на религию во времена СССР. Поэтому туда приносили иконы и другие вещи из разоренных церквей. Но так как храм много раз грабили (местные говорят, что 19 раз), особых древностей там нет.
Есть, например, икона Иулиании Лазаревской, написанная одной из ссыльных монахинь, которые находились здесь, когда были гонения, шесть монахинь похоронены на кладбище при храме.

Отец Борис пока не может спокойно говорить о произошедшем, он много думает обо всем этом и пытается разобраться в первую очередь в себе, он говорит, что знает, что ему делать дальше.

«Сложная ситуация для меня. Дело достаточно личное, то, что касается смысла вот этого всего, как это понимать. У меня было благословение продолжить свои труды.
Но жизнь продолжается, только после испытаний она должна иначе восприниматься.
Я еще не готов оценивать что произошло и говорить что-то, это очень сказывается на том, что я сейчас чувствую, круто поменялось все.
Если все воспринимать как знаки, то все символично получается, зима — все замирает, весной — все восстанавливается. Но для чего-то нам дана зима. Для нас тоже все произошедшее — это образ зимы. Я вот перебираю книги, и вижу, что осталось главное. Знаете, книг достаточно очень мало, также как и молитв, достаточно одной молитвы к Богу, как Антоний Сурожский сказал, что все молитвы наши сводятся к одному: «Бог мой, отче наш». Вот и все. И этим все сказано. И по жизни мы набираем какие-то сведения, считаем, что они нам могут понадобиться, а потом выясняется, что они были не нужны, а мы всю жизнь на это потратили. А если бы мы могли понять, что нам достаточно не знания приобретать, а обрести веру и понимать, что Бог нас не оставит никогда.»

«Многие проблемы можно решить своей сплоченностью. Когда мы поймем, что мы — народ, для нас непосильных задач не будет», — так считает житель села Дуброво Руслан Воронин.
В 2012 году Руслан приехал в Дуброво в гости к своему другу и сам еще и не думал, что это место в скором времени станет для него родным.

«Я с утра проснулся, помню, в окно посмотрел, снег порошит, тишина такая, спокойствие, а я тогда в Москве работал, в банковской сфере, и думаю: «Господи, какая же благодать!». И я понял, что, наверное, нашел место, где бы хотел жить, но я тогда был очень искушен городской жизнью.»

Потом у Руслана был определенный путь к той жизни, которой он сейчас живет. Дом в Дуброве он купил в 2017 году. И это был его сознательный выбор.

«Когда, я в дом вошел, осознал, что даже смотреть ничего больше не буду. И я понял, что уезжать отсюда не хочу.»

Руслан очень активно включился в деревенскую жизнь. Принимает участие во всех делах и хочет совершать что-то, что позволит возродить русскую культуру. Тема духовности ему очень близка.

Руслан Воронин — житель села Дуброво:

«У нас в селе было, я считаю, очень интересное и правильное место — это своя библиотека. Она была при храме, с очень интересным набором книг и православных, и не только, просто очень хороших. Беда случилась, библиотека сгорела. Хочется сказать, если есть возможность, нам очень помогает местная власть, в лице Михаила Павловича Абрамова. Мы субботники проводили на территории, нам и технику выделяли. Помогает активная молодежь Новлянки, проводились мероприятия по уборке, металл складывали, ребята приезжали помогали. Но задача стоит очень серьезная и местными силами, возможно, решить не получиться. Отец Борис — очень скромный у нас человек. Я бы хотел обратиться к жителям Селивановского района. Христианская вера — это тот цемент, который заставляет нас всех чувствовать себя одним народом. И когда что-то подобное случается, совершенно нет ничего постыдного попросить какой-то помощи. Если будет возможность, свяжитесь с нами, помогите чем сможете. Это важное дело, мы хотели бы все восстановить, отреставрировать, сделать здесь уголочек русской культуры. Вот, наверное, по существу все. Спасибо большое!»

Если у вас есть желание поучаствовать в работе по восстановлению, в храме будут рады любой посильной помощи. Основные работы начнутся весной, поэтому рабочие руки всегда пригодятся. Но, конечно, прийти и помочь можно в любое время. Как именно — решать вам.