Опалённые афганской романтикой

нажми поделись в соцсети

В районном музее сегодня вспоминали афганские события. 15 февраля - сейчас это День памяти воинов-интернационалистов.

Опалённые афганской романтикой

А сами участники этих событий склонны считать эту дату — выводом советских войск из Афганистана. С тех пор прошло уже значительное время — 32 года. Но то, что происходило там, на чужой земле, конечно, забывать нельзя. Можно по-разному относиться к тем событиям. Но советские солдаты выполняли свой служебный долг. К сожалению, и российских солдат не миновала участь стать участниками интернациональных конфликтов.

Тогда, в 80-х, когда происходили эти события, рассказывалось в основном о гуманитарной помощи. Но там для советских солдат и офицеров — это была самая настоящая война.

15 февраля 1989 года последний советский солдат покинул земли Афганистана. Но после этой даты ещё долго там продолжало оставаться большое число советников.
А началось всё 25 декабря 1979 года, когда по решению советского правительства были введены советские войска на территорию Демократической Республики Афганистан. До прибытия основной массы советских войск там уже находились советники.
События, конечно, происходили неоднозначные.
Как сказал директор районного музея Алексей Журухин, в этой войне Советский Союз потерял по официальным данным около 14 500 человек. Здесь не учитываются те, кто потом умер от полученных ранений. Если это учесть, то потери возрастут до 26 000 человек, не считая мирного населения. 330 человек считаются пропавшими без вести.
За время афганских событий на территории Афганистана побывало более 90 селивановцев, в том числе 5 сотрудников Комитета государственной безопасности, 3 сотрудника МВД в составе отряда «Кобальт», военнослужащие срочной службы и офицеры. Немало было и лётчиков. 5 вертолётчиков — уроженцы Селивановского района.

О том, как это — попасть на войну, воевать, выживать и стараться с честью выполнять свой долг, учащимся Красногорбатской средней школы рассказал участник афганских событий Евгений Маштыгин.

Опалённые афганской романтикой

«Сам я попал туда в 1988 году. Летал на вертолёте МИ-8. Это боевой транспортный вертолёт. Сначала, конечно, летали несколько месяцев, привыкая к горам. Задачи были такие: при участии в операциях бомбили объекты душманов. В частности, МИ-8 — это десантирование, оказание огневой поддержки наземным войскам.
Наши спецназовцы, десантники, вертушки ждали, как Бога.»

Летали на МИ-8 по 3 человека: командир экипажа, борт-техник (борт-инженер) и правый лётчик (летчик-штурман). В Афганистане Евгений Геннадьевич был лётчиком-штурманом, а уже потом командиром экипажа.
Эскадрилья, где служил Маштыгин, вышла из Афганистана 27 января 1989 года.

«Натворили мы там, конечно, дел немало. Мирные жители не хотели, чтобы советские войска уходили из Афганистана. Во-первых, мы им помогали. Продукты предоставляли, строили объекты, которые там эксплуатируются до сих пор. Строили укрепрайоны, аэродромы, электростанции, нефтяные трубопроводы.
Афганцы говорят, что до сих пор здесь запах шурави (что в переводе с афганского означает русские).»

Что увидели русские солдаты, когда попали в Республику Афганистан, военный лётчик рассказывает, употребляя афганские слова.

Опалённые афганской романтикой

«Декабрь, январь месяц байча (в переводе на русский мальчик), ханум — девочка, дети с босыми ногами бегают, грязные.
Женщины ни в коем случае не снимали паранджу.
Но были среди них и люди грамотные, инженеры в аэропортах, например, которые учились у нас в Москве.»

Обстрелы были каждый день. И днём , и ночью.

«Не верьте, если кто-то говорит, что на войне не страшно. Особенно запомнился первый вылет. Думаешь, как бы не сбили. А потом привыкаешь. Оказывается человек ко всему привыкает. Уже кажется всё обычным, как работа. Но всё равно тогда там была только одна мысль: как бы выжить.»

Война сейчас, говорит Евгений Геннадьевич, не снится.

«Первое время снилась. А сейчас уже нет. Это было давно уже. Это просто была такая работа.»

Что помогало там держать боевой дух.

Опалённые афганской романтикой

«Когда раненых увозишь, это «груз 300», «груз 200» (прим. редакции: погибших привозили на Родину в цинковых гробах, «обшитых» сверху досками. И в обиход вошёл страшный термин «груз-200». Вплоть до 1987 года цинковые гробы с телами погибших хоронили в полутайне, а на памятниках запрещалось указывать, что солдат погиб в Афганистане.) — убитых, и вот в душе скапливается такая боль, ненависть к врагу, что просто летишь и мстишь за этих ребят. Никакой не интернациональный долг. Месть за своих погибших, раненых ребят…»

Особенно приятными были моменты, когда встречаешься там, в Афганистане, со своими однокашниками и земляками. Вот, например, случай в Баграме. Евгения Геннадьевича вызвали в военную прокуратуру. И когда военный прокурор услышал, что Маштыгин родом из Красной Горбатки, его серьёзный тон сменился на тёплый приятельский разговор о своей малой родине — Красной Горбатке, откуда он тоже был родом. Вот такие встречи на войне.

Вспомнил Евгений Геннадьевич и курьёзный случай.

«Ну, мы с вылета только-только, это ноябрь был, переход на зимнюю форму одежды. Мне не досталось головного убора. Пошёл на склад. Там прапорщик говорит нет, только одна шапка осталась, но это подполковника. Если он разрешит, бери. Я вышел, покурил — захожу, говорю, он разрешил. А шапка ещё мала оказалась. Пришлось народными методами растягивать. На вечернем построении чуть не схлопотал выговор.»

На вопрос о том, смог ли бы сейчас взлететь на своём МИ-8, участник боевых действий незамедлительно ответил: «Запросто!».

Евгений Геннадьевич — единственный лётчик среди наших афганцев с высшим военным образованием.

Опалённые афганской романтикой

Учился в нашей средней школе, причём как говорит сам Евгений, в школе был хулиганом, учился не очень. Но всё изменил выбор профессии. Говорит, что в старших классах понял, что хочет быть военным лётчиком. Перед тем как поступать полетал во Владимире и ещё больше утвердился в своём выборе. Для поступления требовалась высокая физическая подготовка, как истребители проходили по первой графе, и, конечно, прилежность в учёбе. Поступало около 500 человек, выпускалось уже в районе 300. В лётном училище Евгений был хорошистом.

Евгений Маштыгин окончил Сызранское высшее военное авиационное училище лётчиков (военный институт), два года полетал в мирных условиях и попал в Афган.

За уничтожение в ночное время ракетной установки, которая была смонтирована на базе КАМАЗ и обстреливала гарнизон награждён Орденом Красной Звезды. Медаль «За отличие в воинской службе» получил уже после Афгана, когда вернулся в свой полк на Дальний Восток, за спасение людей во время половодья, среди спасённых им людей была беременная женщина.

Опалённые афганской романтикой

В конце разговора несколько из присутствующих ребят сказали, что хотят стать военными.
Ребята поблагодарили Евгения Геннадьевича за полезную встречу и пожелали крепкого здоровья и исполнения желаний.

Кстати, на афганскую тему в музее подготовлена выставка, которая называется «Опаленные афганской романтикой».

Ваше отношение к теме материала
[Всего: 9 Средний: 4.3]

Дорогие друзья!

Завершается 2020 год. Он запомнится нам не только цифрой 20, но и 19. Пандемия научила нас смотреть на мир и жить по-другому. Больше уделять внимания своему здоровью, больше заботиться о своих близких, дружить, общаться и работать на расстоянии!

Хочется надеяться, что уходящий год стал для каждого из нас не только некой встряской, симптомом некоторой паники, что происходит что-то непонятное, странное и опасное, но и временем, когда мы открыли для себя новые увлечения, выполнили те дела, которые давно откладывали и, возможно, реализовали какие-то свои мечты. Мы стали больше читать, мы стали больше думать, мы старались помочь, и мы на расстоянии стали ближе и заботливее, чем были раньше.

Пусть в наступающем году нас ждут хорошие добрые дела и достижения, пусть нас радуют позитивные новости, пусть будут встречи в кругу друзей и родных, которых нам так не хватает. Пусть каждый почувствует теплоту домашнего уюта и пусть нам во всём сопутствуют удача и успех!

С наступающим Новым годом!