Выпуск 7: Откуда мы родом?

Выпуск 1: Григорий Иванович Способин – гордость, честь и слава наша!
Выпуск 2: Семья Ястребовых
Выпуск 3: Санкт - Петербург. Новгород
Выпуск 4: Путеводная звезда
Выпуск 5: 350 миллионов лет тому назад
Выпуск 6: Где тот край

Там царь Кащей над златом чахнет.
Там русский дух... там Русью пахнет!
И там я был, и мед я пил.
У моря видел дуб зеленый,
Под ним сидел, и кот ученый
Свои мне сказки говорил.
Одну я помню: сказку эту
Поведаю теперь я свету...

А.С. Пушкин

Отслужив положенный срок, Григорий Способин возвращается в родной край. А какова история заселения родного края? Следует заметить, что люди в нём появились еще в древнем каменном веке, в верхнем (позднем) палеолите, предположительно 30-25 тысяч лет тому назад. Тогда, вслед за отступающим ледниковым покровом земли, происходило активное освоение человеком родного края. Только после отступления ледника начинают постепенно складываться условия, благоприятные для обитания людей. Климат в то время был намного холоднее, чем сейчас. В родном крае простирались тогда холодные степи с травянистой растительностью и перелесками из ели, сосны, березы. Животный мир был представлен вымершими ныне мамонтом, шерстистым носорогом, дикой лошадью. Характерные для тундры северный олень и песец, лесные виды животных, такие как волк и заяц-беляк, а также некоторые степные животные, такие как, например, сайга, тоже водились в нем. Верхний палеолит характеризуется окончательным сложением человека современного вида, формированием раннепервобытной родовой общины. Основу хозяйства верхнепалеолитического человека составляли коллективная загонная охота на крупных животных и собирательство. К одной из наиболее близких к родному краю исследованных верхнепалеолитических стоянок древнего человека относится Карачаровская верхнепалеолитическая стоянка древнего человека, находящаяся теперь в черте города Муром. Она исследовалась еще при жизни Григория Способина в 1877-1878 годах русским археологом графом Алексеем Сергеевичем Уваровым. Граф Алексей Сергеевич Уваров — член-корреспондент (1856 год), почётный член (1857 год) Петербургской Академии наук, один из основателей Московского археологического общества, Исторического музея в Москве, инициатор археологических съездов. Коллекция находок, собранных на Карачаровской стоянке, состоит из кремневых орудий, осколков камня, отщепов, фаунистических остатков. Орудия изготовлены из валунного кремня. Среди орудий – угловые, боковые и срединные резцы, скребки, ножи, пластины. Среди фаунистических остатков — кости мамонта, шерстистого носорога, северного оленя.


Убежище первобытного человека.

Эпоха мезолита (средний каменный век, датируется девятым – первой половиной шестого тысячелетия до нашей эры), следующая по археологической периодизации за палеолитом, относится уже к послеледниковому периоду. Климат в то время в родном крае значительно улучшился, хотя и оставался более холодным, чем современный. Потепление климата сказалось на эволюции растительного и животного мира: появились настоящие леса с преобладанием ели, сосны, березы, исчезли представители мамонтовой фауны, животный мир постепенно приобрел характер, типичный для лесной зоны Евразии. Сформировалась водная сеть, близкая к современной. Уровень воды в реках понизился по сравнению с палеолитической эпохой, образовались широкие речные долины с поймами, оформилась сеть озер, стариц, малых рек, удобных для рыбной ловли. Мезолитический человек достаточно быстро адаптировался к новой природной среде: коллективная охота сменилась индивидуальной, возросла роль рыболовства, которое стало важным источником получения пищи, изменилась техника обработки камня. Для мезолита характерно кремневое производство с преобладающим изготовлением орудий из мелких пластин. Был изобретен лук со стрелами. Переход к новым способам охоты на лесного зверя привел к уменьшению численности человеческих коллективов, к увеличению их подвижности. В мезолитическое время продолжала существовать раннепервобытная родовая община, начала складываться племенная организация.
Мезолитические стоянки в большинстве случаев располагались на мысах, краевых участках или останцах невысоких террас речных долин и озерных котловин, на дюнообразных всхолмлениях, обычно близко от воды. Они были небольшими по площади, иногда перекрыты надпластованиями последующих эпох.


Каменные орудия древнего человека.

Эпоха мезолита в родном крае представлена стоянкой древнего человека на дюнообразном всхолмлении в пойме левого берега реки Колпь, в двух с половиной километрах к северо-востоку от села Дуброво. Площадь стоянки около 2400 квадратных метров, высота над рекой 3-4 метра. Культурный слой — в виде светло-серой супеси, толщиной 0,2-0,22 метра, залегает на глубине 0,2-0,25 метра от современной поверхности. Найдены кремневые: призматический нуклеус, пластины, отщепы, чешуйки мезолитического облика.
Следующая за мезолитом эпоха по археологической периодизации — неолит (новый, то есть поздний каменный век), охватывает период со второй половины шестого до начала второго тысячелетия до нашей эры. Климат в эпоху неолита в родном крае был более теплым и влажным, чем современный. Вся территория родного края входила тогда в подзону широколиственных лесов лесной зоны. Хозяйство неолитического человека родного края было основано на охоте и рыболовстве. Каменные орудия теперь изготавливались преимущественно на отщепах, размеры их увеличились; высокого совершенства достигла двухсторонняя обработка орудий ретушью, а также техника шлифовки камня. Одним из важнейших изобретений стал каменный топор, необходимый в лесной зоне для рубки леса, строительства жилищ и тому подобного. В этот период появились лодки, лыжи, начали использоваться рыболовные сети. Наряду с луком и стрелами неолитические охотники применяли копья и метательные дротики, оснащенные крупными, тщательно выделанными кремневыми наконечниками весьма совершенной формы. Возросла роль рыболовства в хозяйстве, ставшего едва ли не важнейшим источником пищи. Развитие производительных сил вновь привело к увеличению численности человеческих коллективов, упрочению оседлости. К началу неолита в родном крае относится изобретение глиняной посуды (керамики). С этого времени керамика, с ее орнаментацией, становится в археологии важнейшим индикатором для определения культурных и хронологических различий первобытных племен. К неолиту относится расцвет первобытнообщинного строя. В эту эпоху формируется позднепервобытная родовая община, высокого развития достигает племенная организация. Неолитические памятники на территории родного края представлены преимущественно стоянками — остатками поселений древних охотников и рыболовов. Они располагаются близко к воде, преимущественно на первых надпойменных террасах рек и озерных котловин, на всхолмлениях в пойме. Некоторые из них имеют мощные культурные напластования, содержат отложения разных периодов и разных культур неолитической эпохи, иногда перекрыты слоями эпохи бронзы и более позднего времени.


Наконечники и крючок древнего человека. Государственный исторический музей.

Эпоха неолита в родном крае представлена стоянкой древнего человека на дюнообразном всхолмлением на левом берегу реки Ушна, в полутора километрах к северо-западу от северной окраины села Дуброво. Размеры памятника не определены, высота над рекой 2,5 метра. Культурный слой — серый песок толщиной 0,2-0,3 метра с включениями угля. Археологи нашли там кремневые отщепы. К эпохе неолита на территории родного края относится и место древней добычи кремня Никола-Ушна. Оно находится в двух километрах к северо-западу от деревни Никола-Ушна, на левом берегу реки Ушна. На площади около 10 гектар, нарушенной лесопосадками, наблюдаются выходы кремня на поверхность. Среди находок на этой территории — нуклеусы, отщепы, желваки кремня. Помню, в школьные годы, я с друзьями играл с камнями кремня, высекая из них искры с помощью напильника.
Эпоха бронзы в родном крае характеризуется появлением пришлых племен иного происхождения, сложными взаимодействиями их с местным населением, сохранявшим еще неолитические традиции, и друг с другом, сложением на этой основе новых этнических общностей и групп. В плане развития экономики этот период был временем не только знакомства с медью и бронзой, но и распространения на рассматриваемой территории земледелия и животноводства, навыки которых были принесены сюда извне. Памятники эпохи бронзы, охватывающей в родном крае время от рубежа третьего — второго до самого начала первого тысячелетия до нашей эры и совпадающей с климатическим периодом, более теплым и сухим, чем современный климат, представлены на территории родного края поселениями. Эти памятники располагаются либо в тех же топографических условиях, что и неолитические, либо на более высоких террасах, а иногда и на коренных берегах рек. К памятникам эпохи бронзы на территории родного края относятся поселения Высоково и Святцы.
Поселение Высоково находится в полутора километрах к юго-востоку от одноименной деревни, на дюнообразном всхолмлении левого берега реки Ушна. Размеры памятника не определены, высота над поймой 0,7 метра. Культурный слой — темно-серый песок толщиной 0,15-0,20 метра. Керамика лепная, близкая к горшковидной форме, без орнамента, предположительно эпохи бронзы.
Поселение Святцы, находится в полутора километрах к северо-западу от северо-западной окраины одноименной деревни. Мыс противоположного от деревни левого берега реки Ушна, при соединении с ней старицы Кобылья заводь. Размеры памятника не определены, высота над поймой 3,0-3,5 метра. Культурный слой — темно-серый гумусированный песок толщиной до 0,33 метра с включениями угля и золы. Керамика лепная, близкая к горшковидной форме, без орнамента, предположительно эпохи бронзы.
В начале первого тысячелетия до нашей эры в родном крае начинается новая эпоха по археологической периодизации — эпоха раннего железа. Верхним (поздним) ее рубежом принято считать 5 век нашей эры. Эта эпоха характеризуется распространением выплавки железа из местных болотных руд, освоением кузнечной обработки этого металла, изготовлением из него различных орудий труда, оружия и других предметов. Однако орудия и бытовые предметы из кости и даже камня в начале эпохи раннего железа всё еще широко применялись. В плане развития хозяйства эпохи раннего железа на рассматриваемой территории характеризуется сложением специфического лесного земледелия и животноводства, а в социальном плане — дальнейшим разложением первобытнообщинных отношений. Начало эпохи раннего железа совпало с началом нового климатического периода, в целом, близкого к современному, но в начальной стадии несколько более влажного. Границы подзон лесной зоны, в то время, постепенно заняли современное положение. Территория нынешнего родного края тогда, как и сейчас, целиком находилась в подзоне смешанных лесов. Памятники эпохи раннего железа на территории родного края представлены остатками укрепленных (городища) поселений. Большинство городищ использовалось не только в эпоху раннего железа, но и позднее - во второй половине первого тысячелетия нашей эры, отчего упорядоченные отложения эпохи раннего железа на многих памятниках не сохранились. Хозяйство велось в экстенсивных формах, во многом зависело от природных ресурсов (плодородие почвы, богатство лугов, лесных и речных угодий). Их истощение вело к частой смене мест поселения. В хозяйстве преобладало скотоводство. Разводили лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, свиней. Развивалось земледелие, вероятно, подсечное. Большое значение в хозяйстве продолжали играть охотничий и рыболовный промыслы. Жилища и хозяйственные постройки были наземными или с углубленным в землю полом, по конструкции срубные или столбовые, с одним или несколькими очагами или печами-каменками. Из железа изготавливались орудия труда и оружие: ножи, наконечники стрел и копья, серпы, косы, рыболовные крючки и тому подобное. Широко использовались орудия труда и другие изделия из кости. Цветной металл, из которого делались украшения, был редок. На территории родного края находятся три городища эпохи раннего железа — Бибеевка, Карпово и Ознобишино.
Городище Бибеевка находится в полутора километрах к югу от одноименной деревни, в двух с половиной километров к северу от деревни Гусек, на мысе правого берега реки Ушна, в 75 метрах от русла. Площадка подтреугольная в плане, размерами 45x20-35 метров, высотой над поймой 8 метров. Она с юго-запада ограничена склоном глубокого оврага (Зинкин враг), по которому протекает ручей, с напольной юго-восточной стороны — три вала высотой 0,4-1,6 метра и три рва глубиной 0,3-0,9 метра, с мысовой северо-западной стороны — остатки трех валов, высотой 0,5-0,6 метра. С напольной стороны в системе укреплений прослеживаются следы места въезда на площадку в виде перемычек в рвах и проемов к валах. Культурный слой — слабо гумусированный песок толщиной в центральной части площадки 0,15-0,20 метра, у юго-восточного края — до 0,3 метров. Керамика лепная, с рогожными и сетчатыми отпечатками на внешней поверхности.
Городище Карпово, третьей четверти первого тысячелетия нашей эры, находится примерно в полутора километрах к северу-востоку от одноименной деревни, на мысе противоположного от нее правого берега реки Ушна, между двумя оврагами. Площадка овальная в плане, размерами 5x30 метров, высота над рекой 7-8 метров, с севера, востока и юга – находятся остатки вала высотой 1,8-2,5 метра при ширине в основании 12 -14 метров, в древности, вероятно, бывшего кольцевым, и ров перед ним глубиной 3-4 метра, шириной до 8 метров. Въезд на городище находился с восточной стороны. На западной оконечности мыса видны следы старых раскопов; остатки вала разрушаются осыпями. Исследовалось в 1940-е годы А.Ф.Дубыниным (площадь раскопов неизвестна). Культурный слой — темно-серая супесь толщиной до 0,25 метра. Керамика лепная, с сетчатыми отпечатками на внешней поверхности и гладкостенная, горшковидной формы. В центральной части площадки выявлены следы большого кострища, интерпретированного А.Ф. Дубининым, как жертвенник или «жертвенный костер».
Городище Ознобишино (Ознобишинский городок), третьей четверти первого тысячелетия нашей эры, находится в одном километре к северо-востоку от восточной окраины одноименной деревни на западной части обширного дюнообразного всхолмления противоположного от деревни правого берега реки Ушна. Площадка округлая в плане, размерами около 42x36 метров, высотой над поймой до 7 метров, с севера, востока и, отчасти, с юга — остатки двух валов и рвов. Высота внутреннего вала — до 3 метров, при ширине в основании до 10 метров, внешнего — до 1,5 метра, глубина рвов до 2 метров, при ширине до 8 метров. В северной части памятника валы нарушены грунтовой дорогой. С напольной, восточной стороны в системе укреплений имеется разрыв — вероятно, следы въезда на площадку. Поверхность памятника поросла лесом, нарушена грунтовой дорогой. Исследовано (А.Ф.Дубынин, 1950 год) около 120 квадратных метров. Культурный слой — серая гумусированная супесь толщиной до 0,4 метра. Керамика лепная, с сетчатыми отпечатками на внешней поверхности и гладкостенная, без орнамента, обломок железного ножа, бронзовая пряжка, глиняная пряслица. Выявлены остатки двух наземных построек, несколько очажных ям. Прорезка вала показала, что укрепления обновлялись, по крайней мере, трижды.
Современное Муромское Поочье, а также бассейны реки Ушна было землей предков летописного племени муромы. Наряду с городищами в то время появляются крупные селища и неизвестные ранее могильники с грунтовыми погребениями. Такая форма захоронений людей в первом тысячелетии нашей эры была свойственна всем финно-угорским народам Поволжья и Приуралья. Последнее обстоятельство позволяет предполагать появление на территории родного края и нового населения. Имеющиеся данные позволяют считать Чаадаевское городище племенным центром муромы. Возросшая численность и плотность населения, сложившаяся у муромы система расселения (ряд селищ с центральным укрепленным поселком) могут свидетельствовать о становлении устойчивой этно-социальной племенной структуры, а также о вероятном переходе к более продуктивным формам хозяйства, в первую очередь — к пашенному земледелию.
Материалы раскопок на территории родного края позволяют достаточно полно охарактеризовать культуру и хозяйство местных финно-угорских племен во второй половине первого тысячелетия нашей эры. По сравнению с предшествующим временем более высокого уровня достигла обработка металлов. В могильниках муромы найдены многочисленные предметы, связанные с литьем цветных металлов и кузнечным делом. Разнообразные украшения из бронзы, свинцово-оловянистого сплава и серебра составляли обязательную часть женского костюма. Особенно интересны зооморфные украшения в виде коньков, птичек и тому подобных. Появились специфические племенные украшения: височные кольца, носившиеся на ремешках по обе стороны головы. У муромы они скреплялись замком в виде щитка с отверстием на одном конце и крючка — на другом (щитковые). В мужских погребениях встречается также оружие. Известны погребения с конями и даже отдельные захоронения коней на обычных кладбищах, рядом с могилами людей. Захоронения людей совершались по обрядам трупоположения и трупосожжения, причем первый преобладал, в могилах, ориентированных, чаще всего, по линии север-юг. Встречается и другая ориентация. По материалам могильников прослеживается определенная имущественная и социальная дифференциация финно-угорского общества, не выходившая, впрочем, за рамки общинных и племенных взаимоотношений. В 9-10 веках в обиходе муромы появляются изделия, свидетельствующие о связях с соседними финно-угорскими племенами (мордвой, племенами Прикамья), кочевниками степи и, опосредованно, с Прибалтикой и Северной Европой. Финно-угорские племена включаются в международную торговлю по волжско-окскому торговому пути. Традиционная муромская посуда изготавливалась от руки, лишена орнамента, но отличается в своем большинстве хорошим обжигом, тщательным заглаживанием поверхности, иногда — лощением. С конца 9-10 веков в материальной культуре финно-угорских племен начинает ощущаться древнерусское влияние, что проявилось в появлении новых типов украшений, орудий труда, бытовых предметов и керамики. Большинство финно-угорских поселений и могильников на рассматриваемой территории прекращает свое существование к середине 11 века. Однако, как показывают материалы мещерских могильников, отдельные группы автохтонного населения могли существовать еще на протяжении столетий. К археологическим памятникам этого периода на территории родного края относятся: курганный могильник Гусек, селища Гусек, Карпово, Малышево, Новлянка, Юромка, Дубки поселения Святцы.
Селище Гусек 8-10 века, находится в 1,5 км к северо-востоку от одноименной деревни, на краевой части левого коренного берега реки Ушна, в 50 метрах к югу от устья оврага Ямской враг. Оно протянулось вдоль края берега с севера на юг, площадь его около одного гектара.
Восточная часть памятника нарушена дорогой в деревню Бибеевка. Культурный слой — сильно гумусированный песок, толщиной 0,25-0,30 метра. В нем найдены: керамика лепная горшковидной формы, без орнамента, отнесенная к финно-угорской (муромской) 8-10 века; кальцинированные кости животных.
Курганный могильник Гусек находится в 0,35 километрах к северо-востоку от одноименной деревни, на левом, коренном берегу реки Ушна, в 60 метрах от её русла, рядом с дорогой в деревню Бибеевка, в лесу. Две насыпи высотой 0,6 и 0,8 метра, диаметром 5,6 и 8,2 метра.
Селище Карпово 11-13, 14-17 века. Находится в 1 километре к северо-востоку от одноименной деревни, на левом берегу реки Ушна. Площадь его около 3 гектар, высота над рекой 8-9 метров. Западная и центральная части памятника уничтожены карьером. Культурный слой — черная гумусированная супесь, толщиной до 0,3 метра. Керамика гончарная древнерусская, преимущественно 12-13 века, и позднесредневековая 14-16 века.
Селище Малышево 10-13 века, находится в 0,3 километрах к северу-востоку от одноименного села, правобережье реки Ушна, около 6 километров к югу от русла. Размеры памятника не определены. Селище частично распахано под огороды. Исследовано около 70 квадратных метров. Культурный слой — темно-серая гумусированная супесь толщиной 0,20-0,45 метра с включениями золы, угля, обожженной глины. Керамика лепная и гончарная, древнерусская, обломок косы, пружинные ножницы, нож, каменные оселки, глиняная пряслица, обломки игрушек. Выявлены остатки трех наземных жилищ срубной конструкции с глинобитными печами и подпольями, остатки хозяйственных построек и столбы от изгородей.
Селище Новлянка 8-10, 11-13, 14-17 века, находится на территории одноименного поселения, кладбища. На правом берегу реки Ушна, на правом склоне широкого распадка, урочища Муськов погост. Протянулось с запада на восток, размеры около 300x180 метров. Западная часть памятника нарушена кладбищем. Культурный слой — черный, сильно гумусированный суглинок толщиной 0,25-0,40 метра, местами — до 1,10 метра. Керамика лепная, горшковидной формы, предположительно финно-угорская 8-10 века, а также гончарная, древнерусская и позднесредневековая.
Селище Дубки поселения Святцы 8-10 века, находится, примерно, в 2 километрах к западу от северной окраины деревни Святцы. Оно расположено на правом берегу реки Ушна, на обоих склонах оврага, по которому протекает ручей, в урочище Дубки или Островок. Площадь левобережной части памятника — около 1000 квадратных метров, правобережной — около 1600 квадратных метров, высота над рекой 2-3 метра. Культурный слой — гумусированная супесь толщиной 0,35-0,40 метра. Керамика лепная, характерная для финно-угорского (муромского) населения конца первого тысячелетия нашей эры.
Первое селище Юромка 14-17 века, находится в 1 километре к северо-западу от одноименной деревни, на правом берегу реки Ушна. Оно протянулось вдоль берега с северо-запада на юго-восток. Его размеры около 400x100 метров, высота над рекой 5-6 метров. Юго-западная часть памятника поросла деревьями. Культурный слой — черный сильно гумусированный суглинок мощностью 0,4-0,6 метра. Керамика гончарная позднесредневековая, в том числе сероглиняная и чернолощеная 16-17 века.
Второе селище Юромка 8-10 века, находится в 0,5 километра к западу от одноименной деревни, правый берег реки Ушна, урочище Приклон. Занимает оба склона широкого оврага, площадь восточной части — около 4000 квадратных метров, западной — около 1000 квадратных метров, высота над рекой 4-6 метров. Поверхность памятника нарушена дорогой в поселок Красная Ушна. Культурный слой — сильно гумусированная черная супесь толщиной 0,4-0,5 метра. Керамика лепная, характерная для финно-угорского (муромского) населения конца первого тысячелетия нашей эры.


Христианство и язычество. Картина живописца Сергея Васильевича Иванова.

Дальнейшая история родного края связана со славянской колонизацией и становлением Древнерусского государства. Освоение славянами территории родного края началось в конце 10 века, шло со стороны Верхнего Поволжья, из земель словен новгородских и кривичей.
Муромское Поочье в 11-13 веках стало частью Рязанского княжества. Первоначальные древнерусские поселения возникали в уже освоенных финно-угорскими племенами местах. Самостоятельные поселки муромы продолжали существовать вплоть до начала 11 века. В наиболее освоенных и густонаселенных районах нынешней Владимирской области уже на ранних этапах славянской колонизации стали возникать первые города. Муром летопись называет в числе городов, находившихся во владении Рюрика. Возможно, речь здесь идет о муромском поселке, предшествовавшем русскому городу. В результате археологических раскопок установлено, что русский город возник здесь в конце 10, или в начале 11 века. Суздаль и Муром первоначально служили форпостами княжеской власти на вновь приобретенных землях, в дальнейшем стали крупными экономическими и административными центрами, столицами княжеств. В 12 веке возникают новые города. В 1108 г. был основан Владимир, задуманный Владимиром Мономахом, как новая столица его княжества. Во время правления Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского были построены княжеские резиденции близ Суздаля и Владимира - Кидекша и Боголюбово.
К эпохе Древней Руси относится около половины выявленных на территории Владимирской области памятников археологии. Это остатки сельских поселений —селища, погребальные памятники — курганы, значительная часть которых исчезла в результате распашки и раскопок прежних лет, а также городища, в числе которых — укрепленные убежища сельского населения, административные центры, основанные князьями крепости, города, княжеские резиденции.
Древнерусские селища известны в основном по данным разведок, раскопки велись лишь на нескольких из них. Ранние древнерусские селища имеют крупные размеры, их площадь подчас исчисляется в гектарах. Количество возникших в конце 10-11 веков поселений значительно превышало общее число прежних финно-угорских поселков. Таким образом, археологические данные свидетельствуют о постоянном росте древнерусского населения, увеличении его плотности в наиболее плодородных районах. Древнерусские курганы располагаются отдельными группами, насчитывающими от 5-10 до нескольких сотен насыпей. Высота курганов колеблется от 0,3 до 3 метров, при диаметре в основании 5-20 метров. У подножия курганов обычно заметны следы ровиков — выемок, откуда бралась земля для насыпи и которые иногда использовались в ритуальных целях при исполнении погребальных обрядов. Курганы 10 — начала 11 века содержат остатки трупосожжений. При этом обряде курганная насыпь перекрывает кострище или специальную площадку, на которую помещались останки человека в случае сожжения его на стороне. В основной массе курганы с трупосожжениями не отличаются богатством сопровождающих вещей. Однако в некоторых из них найдены интересные и разнообразные предметы скандинавского, прибалтийского, южнорусского и восточного происхождения. В 11веке господствующим становится обряд трупоположения, при котором умершего клали на уровне основания насыпи кургана или в подкурганную могильную яму. Большая часть погребенных имела свойственную славянам ориентацию головой на запад, но встречается и северная ориентация, которую традиционно считают характерной для финно-угров. Древнерусские погребения, в отличие от муромских, не столь богаты вещами. Славянский женский костюм был более строгим и не отличался обилием металлических украшений. Тем не менее, в женских захоронениях обычны проволочные височные кольца разных типов (браслетообразные и перстне-образные, с несомкнутыми, реже — с завязанными концами. Поздние захоронения конца 11 — начала 13 века совершались только в подкурганных могильных ямах и, как правило, не содержали сопровождающих находок. В 13 веке курганный обряд погребения на Владимирщине практически исчез, сменившись христианским.


Деревянная церковь во имя архистратига Михаила в селе Драчево. Рисовал и издал бывший крепостной крестьянин-самоучка, потомственный почетный гражданин Иван Александрович Голышев. Усадьба Голышевка близ Мстеры Вязниковского уезда. 1879 год.

Археологические памятники позднего средневековья (14-17 веков) представлены на Владимирщине главным образом селищами. Слои этого времени есть на территории большинства городов, известны и отдельные городища, возникшие в рассматриваемый период. Памятники 14-15 веков имеют свою специфику. В истории Руси это было временем восстановления хозяйства и культуры после татаро-монгольского нашествия, постепенного изживания феодальной раздробленности и консолидации русских земель, складывания предпосылок к созданию Русского централизованного государства. Этот период отмечен глубокими изменениями во всех сферах жизни средневекового русского общества. Сокращение численности населения, как результат татаро-монгольского нашествия, в ранее хорошо освоенных районах Муромского Поочья привело к тому, что многие крупные сельские поселения, основанные в 10-12 веках, перестали существовать. На смену им пришли малодворные деревни, существовавшие, как правило, короткое время. В связи с изменениями в системе землепользования, стали осваиваться ранее не привлекавшие внимания местности в отдалении от речных долин и озер. Соответствующие таким поселениям археологические памятники — селища из-за слабой интенсивности культурного слоя трудноуловимы. Сеть поселений 15-16 веков отчасти выявляется по письменным источникам. В результате ударов, нанесенных татаро-монгольским нашествием, а также произошедшего позднее перемещении политического центра Северо-Восточной Руси в Москву, на Владимирщине приходят в упадок города: пустеют некоторые участки городской территории, сокращается ремесленная и торговая деятельность. Характерным массовым материалом археологических памятников 14-15 веков является керамика, отличающаяся от сосудов предшествующего времени большей унификацией форм, постепенным отказом от орнаментации, упрощенным строением венчика. В 14-15 веках была довольно широко распространена красная не лощеная и лощеная керамика.
В 16-17 веках, уже в эпоху существовании централизованного Русского государства, на Владимирщине в общих чертах сложилась ныне существующая система расселения. Археологические памятники этого времени представлены в основном селищами, тяготеющими к современным селам и деревням. Отмечены случаи, когда деревни 16-17 веков занимали пустующие места поселков 10-12 веков.
Преемственность или близость к современным населенным пунктам затрудняют поиск и исследование позднесредневековых археологических памятников, но информацию о них содержат переписные книги и актовый материал того времени. В 16 веке на рассматриваемой территории начинается новый подъем поселений, объединявший жителей по профессиональному признаку (кузнецы, гончары, плотники). В 17 веке в быт горожан, а затем и сельских жителей начинает входить стеклянная посуда. Позднейшие отложения 18-19 веков, как правило, связаны с центральными районами современных населенных пунктов.
К несохранившимся археологическим памятникам на территории родного края относятся: Лобановский и Малышевский курганные могильники, Новлянский и Малышевский грунтовые могильники.
Лобановский курганный могильник конца первого — начала второго тысячелетия нашей эры находился к северо-востоку от одноименной деревни, на правом берегу реки Ушна. Он известен с конца 19 века. Выявлены остатки трупоположений и трупосожжений на стороне. Вероятно, относится к числу финно-угорских (муромских) памятников. Распахан.
Малышевский курганный могильник находился на северной окраине одноименного села, на правом берегу реки Ушна. Он разрушен застройкой.


Находки финно-угорского племени, найденные археологической экспедицией Н. Е. Макаренко в Новлянском грунтовом могильнике в 1905 году: №1 — медная, ажурная подвеска; №2 — подвеска; №3 — железная пряжка; №4 — медная, проволочная подвеска; №5 — медная, проволочная, ажурная подвеска.

Новлянский грунтовый могильник 10-13 века, находился на территории одноименной деревни, на правом берегу реки Ушна. Николаем Емельяновичем Макаренко в 1905 году были исследованы семь погребений, содержавшие остатки трупосожжений на стороне, помещенных в могильные ямы подпрямоугольной в плане формы, ориентированные в направлениях север-юг и северо-восток — юго-запад. Среди находок — железные топор, пешня, наконечник копья, пряжка, щитковые височные кольца, разнообразные шумящие украшения, в том числе подвеска-конек, шейные гривны, спиральные перстни, лепная финно-угорская и гончарная древнерусская посуда. Памятник датирован 10-11 веками. Он разрушен застройкой.
Малышевский грунтовый могильник второй половины первого — начала второго тысячелетия нашей эры. Находился на северо-восточной окраине одноименного села, на правобережье реки Ушна. Он полностью исследован А.Ф. Дубыниным в 1938, 1940, 1945-1950 годах. Вскрыто 216 погребений, совершенных по обрядам
трупоположения и трупосожжения в могильных ямах подпрямоугольной и овальной в плане формы, а также 12 захоронений коней.
Преобладают трупоположения с северной ориентацией, но встречаются южная и восточная. Из находок, следует отметить топоры-кельты, проушные топоры, наконечники копий и дротиков, головные жгуты и венчики, шейные гривны, браслеты, перстни, различные шумящие украшения, характерные для финно-угров, глиняные лепные сосуды. Могильник отнесен к финно-угорскому племени мурома, датирован 6-11 веками.
Известно, что в давние времена, недалеко от села Дуброво находился Дубровский-Фрололаврский-Сергиев на Ушне мужской монастырь. Этот монастырь существовал в XVI веке и основан он был Троице-Сергиевым монастырем, что видно из описи вотчины в Дубровском стане 1592 года: «село Дуброво, на реке Ушна, что была вотчина Семена Киселева... У того же села монастырь, что был погост. А на монастыре церковь Фрола и Лавра, древена, вверх, да теплая церковь преподобного Сергия, древена, вверх же. А в церквах образы, и свечи, и книги, и всякое строенье церковное, монастырское Троице-Сергиева монастыря. Да на монастыре ж 2 колокола, да клепало монастырское ж, да келья игуменская, да 4 кельи, а в них 6 братов старцев. А около монастыря городьба, забор, да около монастыря ж роща березовая, по смете 3 десятины. У монастыря ж за рощею слободка, а в ней живут нищие, питаются от церкви Божией, дворов 10».
Одно из святых мест на родной земле находится на правом высоком берегу реки Ушна, рядом с родником в крутом овраге, у деревень Лобаново и Новлянка. С историей этого места неразрывно связаны судьбы многих поколений большинства жителей родного края. Когда находишься там, чувствуется особая энергетика. Там покоится прах многих поколений наших предков. Много событий в жизни, связанных с этим местом, было и у Григория Способина. Это удивительное место – урочище Муськов погост. Впервые люди появились там в очень давние времена. Археологические находки на этом месте и древнее название его — Муско свидетельствуют о том, что тогда там жили финно-угорские племена.
Муско, наряду с Дуброво, упоминается в грамоте аж 1506 года! Тогда, Иван Грозный еще не родился, а Государем всея Руси был его отец, великий князь владимирский и московский Василий III Иванович. В очень давние времена на этом месте был основан погост. Вот, что известно о нём: «Погост Муска, на реке Ушна, находится в 100 верстах от губернского города и в 31 версте от уездного. Основание церкви на этом погосте относится к глубокой древности. В писцовых книгах 1629-1630 годов, мы находим о нем следующие сведения: «погост Муской на реке Ушне, на погосте церковь Успение Пречистые Богородицы — строение приходских людей, а исстари строение было государево. При церкви вдовый поп Григорий Третьяк и сын его поп Демьян, дьячок и просвирница. На церковной земле два двора бобыльских и 2 кельи нищих, которые питаются от церкви Божией; пашни церковной 40 четвертей в поле, перелогу и лесом поросло 11 четвертей, сена 150 копен, лесу не пашенного 10 десятин».
Что касается Муськовского прихода, то сведения о нем, мы находим в окладных книгах Рязанской епархии за 1676 год. «В погосте Муском церковь Успения Пресвятой Богородицы. У той церкви двор попа Федора, двор дьячков. В приходе: деревня Лобаново, в ней 3 двора помещиков, во всех живут дворники, 22 двора крестьянских и 1 бобыльский; сельцо Ново, в нем двор Муромской соборной церкви протопопа, а в нем живет крестьянин, да 24 двора крестьянских и 1 бобыльский; да к той же церкви, вновь, приписан приход от пустующей церкви Флора и Лавра в деревне Прислон, а в ней 4 двора крестьянских и 3 бобыльских; деревня Высоково, в ней 11 дворов крестьянских и 4 бобыльских; деревня Андреевка, в ней 6 дворов крестьянских и 2 бобыльских; деревня Селищи, в ней 9 дворов крестьянских и 2 бобыльских. Да по сказке попа Федора, у церкви Успения Пресвятой Богородицы в погосте Муском церковной земли 3 четверти в поле, сена 30 копен, а писцовой выписи на ту землю и на покосы не положил. Да к той же церкви, вновь, приписана деревня Бычина, в ней 7 дворов крестьянских. По окладу данных денег 2 руб. 2 алтына 3 деньги».
Деревни Прислон, Высоково и Селищи, были приложены Семеном Федоровичем Киселевым в 1550 году в Троице-Сергиев монастырь. По писцовым книгам 1593 - 1594 года значится: в деревне Прислон 5 дворов жилых и 2 пустых, в деревне Высоково 4 двора жилых и 2 пустых, в деревне Селище 8 дворов жилых и 2 пустых.
Известно, что деревянная церковь существовала до 1895 года. В 1858 году эта церковь была вследствие ветхости капитально перестроена, а в 1895 году разобрана, так как тогда был уже построен каменный храм. 7 июня 1888 года прихожане храма из деревень Лобаново, Селищи, Новлянка, Высоково и Андреевка на общем собрании, приняли решение о постройке нового каменного храма. Было подано прошение Его Высокопреосвещенству архиепископу Владимирскому и Суздальскому Феогносту (Лебедеву). 22 января 1890 года была выдана храмозданная грамота. С началом теплых весенних дней этого года полным ходом развернулись работы по сооружению храма. Для изготовления кирпичей для строительства церкви было основано производство кирпичей. Часть кирпичей из этого производства пошло на строительство новых зданий Горбатской фабрики, основанной Григорием Способиным. Новый храм был построен с Божией помощью, силами и на средства прихожан, под умелым руководством священника погоста Павла Лебедева. Быстрому и качественному строительству храма содействовали добровольные пожертвования. Желая послужить примером, первый и больше всех пожертвовал часть собственных средств руководитель строительства, священник погоста Павел Лебедев. Свои пожертвования на строительство храма, внес даже, работающий на основанной Григорием Способиным фабрике, англичанин Джоблинг. Крупные пожертвования были сделаны почетными гражданами города Мурома Зворыкиными и Засухиными. Каменный храм строился в 1890-1895 годах. Престол в новом храме был один, в честь Успения Пресвятой Богородицы. Утварью, ризницей, Св. иконами и Богослужебными книгами церковь была снабжена достаточно. Кирпичи Муськовского производства, можно и теперь увидеть в сохранившихся старых зданиях бывшей Горбатской писчебумажной фабрики. Причта при церкви: по штату было положено — священник, диакон и псаломщик. На содержание их получается от служб и требоисправлений до 650 руб. Дома у членов причта собственные, на церковной земле. Земли при церкви значится 174 десятин 1062 сажени, в том числе сенокосной до 10 десятин; план и межевая книга на землю имеются; для хлебопашества почти вся земля не удобна. Приход состоит из деревень: Лобаново (1 верста от церкви), Селищи (3,5 верст от церкви), Ново (1 верста), Высоково (4 версты) и Андреевки (5 верст), в коих по клировым ведомостям числится 348 дворов (в 1676 году в приходе было 108 дворов), 1025 душ мужского пола и 1115 женского. При церкви имеются две церковно-приходские школы — мужская и женская; учащихся в обоих школах в 1896 году было 59. В деревнях Высокове и Андреевке существуют школы грамоты; учащихся в обеих школах в 1896 году было 60».
Обращаю внимание, что название этого места, со временем, изменяется. Но всегда в названии присутствует финно-угорский корень «Муск». Например, Муськово. Известно более десяти видоизмененных названий этого места.


Незабвенный погост Муська. Реконструкция на основе компьютерного моделирования.

Погост Муско — одно из самых святых мест на родной земле. Там проживали целые династии священников. Вся жизнь людей, от рождения до смерти, была связана с погостом. Именно поэтому, во время гонений на церковь в 30-е годы, он был «стерт с лица земли» вандалами. В 1938 году священник погоста — отец Степан, был репрессирован и расстрелян. Царствие ему небесное!
Вандалы хотели, чтобы это святое место наших замечательных предков было забыто навсегда. Но они просчитались. Погост Муско люди будут помнить вечно!
История археологического изучения территории родного края насчитывает более ста лет, но он не может считаться достаточно полно обследованным в археологическом отношении. Древние люди умели выбирать свои места для проживания. Суровые, тяжелые условия жизни заставляли их продуманно решать эту непростую задачу. Кто не справлялся с ней, просто погибал. А что за место выбрал для основания фабрики и поселка Григорий Способин? Несмотря на то, что научных исследований на территории Горбатки не проводилось, люди это прелестное местечко облюбовали еще в древности. И об этом свидетельствует запись в отчете о деятельности Владимирской Ученой Архивной комиссии: «Во время земляных работ на Горбатовской (Горбатской) писчебумажной фабрике товарищества Способина и Кротова, при рытье канавы на глубине 2 аршин (1 аршин = 0,7112 м) были найдены: наконечник копья, наконечник какого-то железного оружия, металлическое кольцо, куски костей, множество обломков глиняных горшков. На одном из островов речки Колпь, рядом с фабрикой, при копании гравия, были найдены, обломок бивня, клык и 2 коренных зуба, какого-то крупного животного. Эти предметы в феврале 1903 года, работниками фабричной конторы, были доставлены во Владимирскую Ученую Архивную комиссию».

НИКОЛАЙ УХЛОВ

Продолжение в восьмом выпуске.

 

ОБНОВИТЬ 

НИКОЛАЙ УХЛОВ
0 # НИКОЛАЙ УХЛОВ 01.04.2017 09:40
Дорогие друзья, спасибо за комментарии!
Писатель Максим Горький, тоже замечательно сказал: «Не зная прошлого, невозможно понять смысл настоящего и цели будущего».
Фамилия Степанов, довольно-таки распространенна я в родном крае. Я учился вместе с одноклассником Степановым. Читал, что после революции первым директором Горбатской бумажной фабрики был рабочий И.С.Степанов.
А вообще, людей, родившихся в родном крае, можно встретить на всех континентах. Большинство из них, легко узнаваемы, по характерным отличительным особенностям, основы которых были заложены основателем фабрики и поселка Григорием Способиным, нашими замечательными предками. Это, прежде всего, доброжелательно сть, великодушие, трудолюбие, любовь к родному краю, простота в общении. Ну, и, конечно, местный говор. Причем удивительно, в одном из мест родного края говор был акающий! В деревне Вежники.
Ответить
елена
0 # елена 23.03.2017 21:54
Спасибо! Спасибо! Спасибо! Мои бабушка и дедушка, Прасковья Марковна и Иван Семенович Степановы с Красной Горбатки, бабушка работала на зтой бумажной фабрике. Да и я родилась на Горбатке, но волею судьбы всю жизнь прожила в Калининграде. Читаю ваши выпуски, смотрю ролики и как будто на Родине побывала! А ехать нам через две границы. Спасибо еще раз!
Ответить
бывший спортсмен
0 # бывший спортсмен 18.03.2017 16:29
Великий русский учёный Михаил Ломоносов в своем научном труде об истории славян сказал: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего»
Ответить
бывший спортсмен
0 # бывший спортсмен 17.03.2017 19:14
Николай, спасибо за труды.
Ответить
До 2018 года 13 дней

ОБСУЖДАЕМЫЕ