Выпуск 5: 350 миллионов лет тому назад

Выпуск 1: Григорий Иванович Способин – гордость, честь и слава наша!
Выпуск 2: Семья Ястребовых
Выпуск 3: Санкт - Петербург. Новгород
Выпуск 4: Путеводная звезда

«С кем поведёшься, от того и наберёшься».

Пословица

Идея построить современную бумажную фабрику, возникла у Григория Ивановича Способина, еще тогда, когда он проходил службу и проживал в Новгороде, общался с друзьями, единомышленниками, предпринимателями, в Санкт-Петербурге. Почему это произошло, что этому способствовало? В тот период его жизни, он почувствовал уверенность в своих возможностях и решил проявить свои «способности» в деле созидания. Важнейшим фактором, который способствовал принятию решения Григорием, была благоприятная для предпринимательства, в тот период времени, ситуация в государстве. В конце 1870 - начале 1880-х гг. в России начинается промышленный подъем. Одной из основных причин промышленного подъема стало масштабное железнодорожное строительство, развитие пароходства. Железные дороги, в свою очередь, способствовали развитию и углублению внутреннего рынка.


Железная дорога. Изображение литографии с лубочного листа Ивана Александровича Голышева. Село Мстёра Вязниковского уезда Владимирской губернии.1874 год.

Рассказ сбитенщика про железную дорогу

Здравствуйте ребятушки, сизые голубятушки. Не пешком пришел, а по железной прискакал. Холоду не видал, и нужды не слыхал. Вчера по Нижнему со сбитнем ходил, а наутро, в Белокаменную прикатил. Чудная лошадка и дорога под ней гладка. Эх, железная дорога, небывалая краса, просто диво – чудеса. В два пути железных шины, а по ним летят машины, не на тройках, на парах, посмотреть так, даже страх. Деньги отдал лишь на месте, сел, вздремнул и верст за двести, очутишься ты, как раз, через полчаса или час. Ну, уж дивная лошадка, богатырская ухватка, тащит тысяч сто пудов, будто, как вязанку дров. Конь стоит и все пыхтит. Фыркнет искрами и паром, закипит вдруг самоваром, плавно мчится, не трясется, быстрей облака несется. Скородвижно, самокатно, и полезно и приятно. Но, вот дивная загадка, от чего сильна лошадка? От того так здорова - не овес ест, а дрова. А воды то льет помногу, но зато во всю дорогу, никогда уж не слыхать, чтобы стала отдыхать. Не успеешь мигнуть глазом, в Белокаменной уж разом. Я ли не Антон, прозженая сковорода, да и то не беда. Наши в поле не робеют, и на печках не дрожат. Истинно ученье свет, а не ученье тьма. И мир божией, хоть не одно селенье, но ум людской мирское имение. Один выдумал ковать, другой пахать. Один азбуке научил, другой самовар в ход пустил. Ну, оказия случилась, как Москва то просветилась. Не раскачало, не растрясло, будто вихрем пронесло. Вот вам и сивка бурка, вещая каурка. Бежит, земля дрожит, дым столбом валит, и огнем палит. Эки шутки, из Нижнего в полусутки. Чудо чудное, диво дивное. До чего народ доходит - самовар в упряжке ходит!

По указанию Александра II Освободителя (1855 – 1881гг.) была проведена комплексная модернизация российского общества.
Начало реформационному процессу положила крестьянская реформа 1861 года. Отмена крепостного права и другие преобразования, явились в истории России рубежом, революцией «сверху», мощным стимулом капиталистического развития. В стране создавался рынок свободного наемного труда, благодаря которому, она сумела совершить промышленный переворот. Экономика страны набирала темпы.


Чтение «Положения 19 февраля 1861 года о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Художник Мясоедов Григорий Григорьевич. Государственная Третьяковская галерея.

Почему Григорий Способин в виде выпускаемой продукции будущей фабрики выбрал бумагу? Григорий родился и жил в период небывалых достижений в сфере науки, техники, индустриализации, культуры и искусства. Это был Золотой век русской литературы и поэзии, выдающихся музыкантов, художников, писателей, поэтов, архитекторов, учёных, изобретателей, предпринимателей. Литература в России становится самобытной, оказывает большое влияние на культуру во всем мире. Наряду с литературой, удивительный расцвет переживает русская музыка. Ведущим жанром музыки тогда был романс. Это небольшое музыкальное сочинение для голоса в сопровождении инструмента, написанное на стихи лирического содержания. Яркими представителями композиторов этого жанра того времени были Александр Александрович Алябьев (например, романс «Нищая», стихи Пьер-Жан де Беранже»), Пётр Петрович Булахов (например, романс «Гори, гори, моя звезда», слова Василий Павлович Чуевский) и многие другие.


Иллюстрация к романсу на стихи Пьера Жана де Беранже «Нищая» в переводе Василия Степановича Курочкина.

В семье Способиных очень любили музыку. Мысленно перенесемся в то далекое время, слушая романс тех лет.


Жанна Бичевская – романс «Нищая». Музыка: А. Алябьев. Слова: П. Беранже.

В Санкт-Петербурге Григорий встречался с известными писателями, издателями, редакторами газет и журналов тех лет. Он заранее знал, какие злободневные статьи появятся в будущем в еженедельных сатирических журналах того времени «Искра» и «Гудок». Обратите внимание, что позднее, марксисты во главе с В.И.Лениным, тоже также назвали свою революционную нелегальную газету. Более того, намного позже, газета с названием «Искра» (Ленина) издавалась 22 года в основанном Григорием Способиным поселке. Главными редакторами журнала «Искра» были известный поэт, переводчик французского поэта и сочинителя песен Пьера-Жана де Беранже Василий Степанович Курочкин и талантливый художник-сатирик Николай Александрович Степанов. Часто свои произведения искровцы выдавали за переводные. Популярные в «Искре» переводы Беранже на самом деле большей частью были вольными переложениями, делавшимися с учетом российских реалий. В 1864—1867 годах ответственным редактором сатирического журнала «Искра» был брат Василия Курочкина, драматург, переводчик, издатель, Владимир Степанович Курочкин. Третий брат Василия Курочкина поэт, критик, журналист, переводчик, Николай Курочкин тоже, как и Григорий Способин, закончил Медико-хирургическую академию и затем работал врачом госпиталя. С 1860 года Николай Курочкин становится активным сотрудником "Искры". Николай Курочкин активно сотрудничал в еженедельном журнале «Гудок», выходившим в Санкт-Петербурге с 1862 по 1863 год. Журнал «Гудок» вел борьбу с различными проявлениями наступавшей реакции, особенно в области печати, осмеивал пережитки крепостничества, правительственную администрацию, полицию и цензуру.
Замечательный карикатурист Николай Александрович Степанов сотрудничал в 1846-1847 годах с русским художником-карикатуристом, драматургом и издателем Михаилом Львовичем Неваховичем в первом в России сатирическом сборнике «Ералаш». Николай Александрович Степанов в 1865 году начал издавать свой сатирический еженедельный журнал «Будильник». «Будильник» издавался в 1865—1871 годах в Петербурге. В 1873—1917 годах журнал издавался в Москве, и печатался на бумаге фабрики, основанной Григорием Ивановичем Способиным. В начале 1880-х годов в «Будильнике» печатался известный русский писатель, прозаик, драматург Антон Павлович Чехов. Чехов использовал много всевозможных псевдонимов, например, «Антоша Чехонте», «Брат моего брата», «Шампанский», «Гайка № 6», «М.Ковров», «Человек без селезёнки», «Врач без пациентов. Он, как и Григорий Иванович Способин, по профессии был тоже врач. Подобно Григорию Способину, высмеивающего по статье журнала «Гудок» «Волховский хамельон» Новгородского полицеймейстера Ланге, спустя 22 года в рассказе «Хамелеон» Антон Павлович Чехов в образе полицейского надзирателя Очумелова высмеивает хорошо известные людские пороки: стремление судить не по законам, а по рангу, приспособленчество, угодничество чинам. Насмешка очищает нравы. Словарь Брокгауза и Ефрона определяет «Будильник», как «лучший (после «Искры») юмористический журнал, занимающийся, насколько возможно, серьезными вопросами, осмеянием наших неустройств, и отнюдь не потакающий грубым и сальным инстинктам толпы».


«Он. - Удивительно, как вы, женщины, любите менять туалеты.
Она. – А вы, мужчины, меняете убеждения – разве это лучше?». Изображение со страницы сатирического еженедельного журнала «Будильник». № 43. 1907 год.

Один из видов популярной графики – «лубок» – был особенно распространен в России с середины ХVII до конца XIX в. Он представлял собой отдельно награвированные картинки разных размеров, включавшие черно- белый рисунок, который в основном раскрашивался вручную и сопровождался надписями и текстами различного содержания. По своему исполнению, они были самыми разными – от высокопрофессиональных до примитивных. В центральных губерниях подобные листы называли «лубочные», «московские», «суздальские картинки», «простовики», «простонародные эстампы».
Во второй половине 19-го века в России активно развивалось газетное дело. Росла потребность в широкой и разносторонней информации, в увеличении числа еженедельных и ежедневных изданий. Временные правила о печати 1865 года поощряли возникновение частных изданий. Газеты, принадлежавшие частным владельцам, возникали не только в столицах, но и в губернских городах России. К 1882 году в России насчитывалось 559 газет и журналов, из них 347 – провинциальных. Так росла ежедневная пресса, причем газеты начали оттеснять журналы на второй план и становились ведущим типом периодических изданий.
Газета уже в 1880-е годы играет роль не только авторитетного источника тех или иных сведений, но одновременно и представителя властных структур, и выразителя общественных настроений, а также, нередко, помощника притесняемых. Газету можно было найти в книжных лавках, народных читальнях и библиотеках, трактирах. Каждый читатель находил в ней что-то для себя: кого-то привлекала хроника государственной и общественной жизни, кого-то – бытовые или исторические романы, детективы, фельетоны. Газетное дело становится уже в данный период выгодным коммерческим предприятием. Зачастую именно поэтому изданием газет и журналов занимались люди, весьма далёкие от журналистики и от литературы – купцы, банкиры, промышленники и даже спекулянты. Многие газеты начинают печатать коммерческие объявления, что дает им значительный доход. Видное место в них отводится коммерческой рекламе.


«Рисунок «Праздник Рождества Христова».1893 год.

В связи с бурным ростом интереса всех слоев российского общества к произведениям литературы, искусства, периодической печати, образованию, обмену информацией в стране ощущается нехватка недорогой качественной бумаги. В связи с этим, многое печатается заграницей. Бумага в те времена была основным носителем информации. И даже теперь, когда появились электронные носители информации, потребление бумаги, все равно увеличивается и вновь запускаются новые предприятия по выпуску бумажной продукции. За последние два десятилетия потребление бумаги в мире увеличилось почти в 2,5 раза — с 92 до 208 млн тонн. Даже электронная документация и деньги не смогла изменить эту тенденцию. Пожалуй, что бумага – это один из самых распространенных материалов. Куда бы вы не обратили ваше внимание, скорее всего вы найдете бумагу, ведь бумага – это не только информационный носитель, но и упаковочный материал, средство гигиены, строительный материал, платежное средство, и многое, многое другое!

Вот как писал Николай Васильевич Гоголь во втором томе "Мертвых душ":
«— Нет, я вас не отпущу. В два часа, не более, вы будете удовлетворены во всем. Дело ваше я поручу теперь особенному человеку, который только что окончил университетский курс. Посидите у меня в библиотеке. Тут все, что для вас нужно: книги, бумага, перья, карандаши — все. Пользуйтесь, пользуйтесь всем — вы господин. Так говорил Кошкарев, введя его в книгохранилище. Это был огромный зал, снизу доверху уставленный книгами. Книги по всем частям — по части лесоводства, скотоводства, свиноводства, садоводства, тысячи всяких журналов, руководств и множество журналов, представлявших самые позднейшие развития и усовершенствования и по коннозаводству и естественным наукам. Были и такие названия: «Свиноводство, как наука». Видя, что здесь вещи не приятного препровождения времени, он обратился к другому шкафу. Из огня — в полымя. Тут были всё книги философии. На одной было заглавие: «Философия, в смысле науки»; шесть томов в ряд под названием: «Подготовительное вступление к теории мышления в их общности, совокупности, сущности и в применении к уразумению органических начал обоюдного раздвоенья общественной производительности». Что ни разворачивал Чичиков книгу, на всякой странице — проявленье, развитье, абстракт, замкнутость и сомкнутость, и черт знает, чего там не было. «Нет, это все не по мне», — сказал Чичиков и оборотился к третьему шкафу, где были книги всё по части искусств. Тут вытащил он какую-то огромную книгу с нескромными мифологическими картинками и начал их рассматривать. Это было по его вкусу. Такого рода картинки нравятся холостякам средних лет. Говорят, что в последнее время, стали они нравиться даже и старичкам, изощрившим вкус на балетах. Что ж делать, человечество нашего века пряные коренья любит. Окончивши рассматриванье этой книги, Чичиков вытащил, уже было и другую в том же роде, как вдруг появился полковник Кошкарев, с сияющим видом и бумагою».

Почему Григорий Способин решил построить бумажную фабрику в родном крае?
Потому что ему хотелось вернуться на родину, с её очаровательной природой, где он родился и провел свое детство и юность, где жили его родственники и друзья. Природные условия, наличие энергоносителей, топлива, сырья, материалов, высококачественной воды, дешевой рабочей силы и расположение родного края в центре России, вблизи Москвы, рядом с транспортными артериями, идеально подходило для строительства там писчебумажной фабрики. В 1862 году была открыта железная дорога от Москвы до Нижнего Новгорода, связавшая обе столицы и заграницу с Нижегородской ярмаркой и Волгой-матушкой, став основной транспортной магистралью России того времени. Москва становилась центром железнодорожной сети России. Григорий предполагал, что в будущем, железная дорога будет построена и в родном крае. Потребителями продукции писчебумажной промышленности были аппарат управления, грамотные слои населения, растущая промышленность и торговля. Для первых нужна была писчая, книжная, газетная бумага, для вторых – оберточная и др. Основные центры спроса на бумагу – столицы, крупные города, торгово-промышленные районы. В качестве сырья в производстве бумаги использовалось тряпье, очес, макулатура, древесная масса, солома.
Обратимся еще раз ко второму тому «Мертвых душ» Гоголя. Диалог Костанжогло с Чичиковым — это настоящая программа, стройная система взглядов и принципов, завещание мудрого хозяйственника.

Вот что говорит Костанжогло (его образ списан с Дмитрия Бенардаки):
«… Начинать нужно с начала, а не с середины. Снизу нужно начинать. Только тут узнаешь хорошо люд и быт, среди которых придется потом изворачиваться. Кто говорит мне: «Дайте мне сто тысяч, я сейчас разбогатею», — я тому не поверю: он бьет наугад, а не наверняка. С копейки нужно начинать!
… накопилось шерсти, сбыть некуда, я и начал ткать сукна, да и сукна толстые, простые; по дешевой цене их тут же на рынках у меня и разбирают. Рыбью шелуху, например, сбрасывали на мой берег шесть лет сряду; ну, куда ее девать? Я начал с нее варить клей, да сорок тысяч и взял. Ведь у меня всё так. «Экой черт! — думал Чичиков, глядя на него в оба глаза, — загребистая какая лапа!» … Рассмотри только попристальнее свое хозяйство. Увидишь — всякая тряпка пойдет в дело, всякая дрянь даст доход, так что после отталкиваешь только да говоришь: не нужно. Это изумительно! Изумительнее же всего то, что всякая дрянь даст доход! — сказал Чичиков. Чичиков выпил рюмку малиновки и сказал так: — Позвольте мне, досточтимый мною, обратить вас вновь к предмету прекращенного разговора. Если бы, положим, я приобрел то самое имение, о котором вы изволили упомянуть, то во сколько времени и как скоро можно разбогатеть в такой степени… — Если вы хотите, — подхватил сурово и отрывисто Костанжогло, еще полный нерасположенья духа, — разбогатеть скоро, так вы никогда не разбогатеете; если же хотите разбогатеть, не спрашивая о времени, то разбогатеете скоро. — Вот оно как! — сказал Чичиков. — Да, — сказал Костанжогло отрывисто, точно как бы он сердился на самого Чичикова. — Надобно иметь любовь к труду: без этого ничего нельзя сделать. Надобно полюбить хозяйство, да! И, поверьте, это вовсе не скучно. Выдумали, что в деревне тоска… да я бы, умер от тоски, если бы хотя один день провел в городе так, как проводят они! Хозяину нет времени скучать. В жизни его нет пустоты — все полнота. Нужно только рассмотреть весь этот многообразный круг годовых занятий — и каких занятий! Занятий, истинно возвышающих дух, не говоря уже о разнообразии. Тут человек идет рядом с природой, с временами года, соучастник и собеседник всему, что совершается в творенье».

Григорий подключает к работе над проектом лучших специалистов бумажного производства и заручившийся поддержкой банкиров, предпринимателей и единомышленников, возвращается в родной край. И мы вместе с ним возвращаемся тоже туда.
Описание родного края начну с очень, очень, очень древних времен. Учитывая пожелания читателей, написавших комментарии к предыдущему выпуску, начну его с давних времен и рассказа о кротах, тем более, что автор комментария вместе со своим братом фигурирует в этом рассказе.

Кроты

«В юности, я с друзьями любил походы в исторические места, расположенные от Горбатки вверх по течению реки Колпь. В одном из этих походов мы решили отправиться летним пасмурным вечером на место «Горелой мельницы». У фонтана, бьющего из скважины на подъезде к селу Тучково, сделали остановку. Попили отличной воды из фонтана. Хочу отметить, что эта вода обладает удивительными свойствами. Много лет спустя, когда у нашей маленькой дочки загноились глазки, я промыл ей несколько раз её глазки этой водой. Глаза у дочки перестали гноиться. Для лечения глаз, вначале, мы применяли рекомендованные врачом лекарства, но они были не эффективны.
Уже наступили сумерки, когда мы прибыли на «Горелую мельницу». Мы расположились недалеко от запруды, натаскали валежника и развели костер. Вскоре погода испортилась и начал моросить дождь. Что делать? Не возвращаться же обратно. Палатку мы не взяли, шалаш строить долго. Дождь не только не прекращался, но и пошел еще сильнее. Увидев подходящее для нас укрытие в виде небольшой ямы, мы соорудили над ней крышу из перекладин и веток. Затем, все втроем залезли ночевать в это убежище от дождя. Крыша намокла и начала пропускать воду. Внизу ямы образовалась лужа. Но мы не расстроились и под шум с дождя, шутками и прибаутками, так и кемарили в этой яме до рассвета. К счастью, на рассвете дождь закончился. Под звонкие трели птиц в полумраке тумана, мы вылезли из нашей «берлоги». Достали продукты, чтобы приготовить на костре завтрак, но он еле тлел, и мы пошли собирать валежник. Войдя в близлежащие заросли деревьев, я увидел «реальное изображение природы, подобное, как в знаменитой картине русского художника-живописца Ивана Ивановича Шишкина «Утро в сосновом лесу». Не хватало только медведей. Я в упоении наслаждался очаровательной красотой родной природы, как вдруг увидел больших животных передвигающихся в тумане. Я сначала оторопел, а потом закричал: «Спасай продукты». На наше месторасположения нагрянуло стадо коров. Коровы начали поедать наши продовольственные припасы. Мы начали отгонять коров, чтобы спасти наши продукты. Несмотря на «продовольственные потери», мы хорошо позавтракали печеной на костре картошкой. Прогуливаясь по территории давно сгоревшей мельницы, я насладился вкусом черной смородины, посаженной здесь много много лет назад нашими предками. Проходя по земле, мы увидели следы кротовых ходов - кучки земли на поверхности. Нам хотелось изучить это удивительное маленькое животное, живущее под землей. И мы поймали его. Поместив его в кастрюлю, мы изучили его. Все в нем вызывало удивление: и большие передние лопатообразные лапы, и маленькие задние лапы, и гладкая черная шкурка, и хоботок с ноздрями и отсутствие видимых глаз. Впрочем, как потом, я узнал, глаза у него все же есть, но тяжелые подземные условия жизни этого зверька заставили адаптироваться к ним органы зрения крота. Зрение у крота относительно слабое. Отдохнув в этом удивительном месте, мы двинулись в обратный путь. Дорога пролегала через село Тучково и, пользуясь случаем, мы решили посетить расположенную там церковь. Вид церкви снаружи и внутри завораживал нас, несмотря на то, что она была разорена и заброшена. Мы с волнением зашли вовнутрь церкви. Все внутри было разрушено вандалами, но ощущался непередаваемый словами дух времен. По полусгнившей разбитой лестнице, мы поднялись наверх колокольни. Из проема колокольни открывался живописный вид на окружающую местность. Это было захватывающее зрелище. - Ух, ты, как красиво – сказал я, глядя в проемы колокольни. Осматривая колокольню, я увидел слуховые каналы, сделанные в кирпичной кладке стены. Таинственное большое отверстие, позволяющее попасть на темный чердак церкви, манило нас побывать там. Вступив на перекрытия чердака, мы почувствовали, что они непрочные, сильно прогибаются под нами, и мы можем провалиться вниз с большой высоты на заваленный обломками пол церкви. Но страсть найти что-то ценное, неизведанное, побеждала страх и увлекала нас дальше и дальше. Ступая по перекрытию пыльного чердака, мы почувствовали, что под нашими ногами находится толстый слой какого-то сыпучего вещества. - Интересно, что это такое? – подумал я, и зачерпнул это вещество своими ладонями. – Ракушечки, судя по тактильным ощущениям и посмотрев на вещество в ладонях в полумраке, сказал я. Мы сильно рассмеялись, и я быстро высыпал вещество из ладоней, когда мы подошли к проему в крыше и при ярком свете увидели в моих ладонях, напоминающий своим внешним видом ракушки улиток, сухой старый голубиный помет. Лишь потом, я узнал, что этот помет - реально ценный, так как является наиболее эффективным удобрением. А голубей в церкви, по-видимому, в старые времена использовали для голубиной почты, так как другой связи, там просто не было. Впрочем, ракушки, мы все-таки увидели. На валявшихся на земле породах известняка, были видны окаменелости. Это были раковины вымерших простейших беспозвоночных организмов фузулинид и гастропод, существовавших здесь в древнем море каменноугольного (начало 359 млн. лет назад) и пермского периодов палеозойской эры. Гастроподы (брюхоногие) - это улитки. В те времена они были морскими обитателями, а сейчас многие их виды перешли к жизни в пресной воде и на суше. Обнаженные породы этой эры – доломиты, известняки, кремний, и сейчас встречаются в родном крае на берегах рек, в деревне Матвеевке, у «Княжной», «Горелой», «Боровой» мельницах, во многих других местах. Здесь необходимо отметить особую чистоту подземных вод в карбонатных породах верхних отделов каменноугольного и нижнего отдела пермского периода.


«Горбатково и Горбатковская бумажная фабрика. Фрагмент геологической карты, составленной Н.М.Сибирцевым в 1887-1890 годах.

Вот как описывает геологию этих мест русский геолог и почвовед Николай Михайлович Сибирцев: «… Желтоватые доломиты, с отпечатками фузулин, кораллов и Meekella sp., выступают на левом берегу Колпи у деревни Матвеевки.
158.У мельницы господина Барскова, 2,5 версты выше села Тучкова, древний берег речки представляет почти отвесный обрыв до 13 метров высотою. Здесь обнажаются:
- Темно-серая и светло-серая кремнистая порода, расщепленная на куски и плитки, с округленными кремневыми стяжениями; заключает отпечатки и ядра мелких пластинчатожаберных и брюхоногих: Bakewellia antique Sow., Modiolopsis Pallasi Vern., Macrodon cf. Argutum Phil., Astarte permocarbonica Tschern., Turbo sp., Loxonema tricincta (nov.sp)., Naticopsis af. Wheleri Swall., Fenestella sp., а также Orthoceras sp. 0,2м;
- Белый и сероватый, то плотный, окремненный, то мягкий доломит, с отпечатками швагерин 2-3м;
- Белые, слоистые, мягкие или слегка уплотненные, доломитистые известняки с многочисленными отпечатками фузулин; в верхней половине толщи проходят прослои желтоватых кремней с Chonetes uralica Mӧll., Meekella striato-costata Cox., Productus cf. Cora d'Orb., c иглами Archaecidarius, Ascopora, Fusulina cf. Verneuili Mӧll. 10м;
159. У «Горелой мельницы», в 1,5 версты к востоку от села Тучкова, правый, полузаросший берег Колпи слагают желтые и беловатые, выветрившие, сильно метаморфизованные, фузулиновые известняки, частично с нарушенным залеганием (уклон в 30°), то мягкие, то кремнистые, брекчиевидные, переслаивающиеся с разноцветными мергелями. Нами записан следующий разрез: - Светло-желтый, мягкий и уплотненный, изъеденный, доломитистый известняк,
изобилующий фузулинами Fusulina Verneuili Mӧll., Fusulina ventricosa Меек., Fusulina сf. Cilindrica Fisch.), кораллами, иглами Archaecidarius 2м;
- Светло-фиолетовые мергеля с зелеными каймами сверху и снизу 0,5м;
- Желтоватый и пестрый, частью кремнистый, трещиноватый, или брекчиевидный и глинистый, доломитизированный известняк, с фузулинами, кораллами и члениками криноидей 0,5м;
- Бледно-красноватые, зеленоватые и серовато-фиолетовые, слоистые мергеля 0,6м;
- Кремнистый и глинистый известняк и осыпь 3м;
160. Насупротив села Тучкова, в откосах «Ивонинской горы» и в «Уткином овраге» обнажаются:
- Красно-бурая, песчанистая глина, с валунами кварцевого песчаника, глинистого сланца, зеленокаменного порфирита и проч.
- Распавшаяся на куски и глыбы, буро-желтая и буровато-серая кремнистая порода содержит:
Productus (Marginifera) af. longispinus Sow., Productus cf. Koninckianus Vern., Meekella cf. Eximiaeformis Toula, Orthotetes sp., Reticularia (Mentzelia) at.planoconvexa Schum., Bellerophon sp., кораллы и Schwangerina princeps Ehrb.—в форме пронизывающих породу шаровидных пустот.
- Белый, мягкий, пористый, слоистый доломит, слагающий главную толщу обнажений, с желтоватыми кремнями в верхних горизонтах, содержит: Meekella cf. Eximiaeformis Toula., Chonetes uralica Mӧll., Syringopora parallela Fisch., Fusulina ventricosa Меек., Fusulina longissima Mӧll., Fusulina sp., окаменелости плохо сохраняются в основной массе породы, но гораздо лучше в кремнях.
161.В 1,5 версты ниже по реке Колпь у «Боровой мельницы», еще раз обнажены, метров на 6, доломитистые известняки, частью мягкие и мучнистые, частью плотные, в сильной степени изъеденные, дырчатые, местами брекчиевидные. Окаменелостей они не сохраняют.
162.К деревне Ерши долина речки расширяется, а понижающиеся берега слагаются одними буроватыми и желтоватыми песками, с гравием, железистыми прослойками и многочисленными валунами кристаллических пород и каменноугольного кремня. В стороне от речки, на подъемах к деревне Хвощевке, показываются и валунные глины, прикрытые и полузамытые верхневалунным песком.
163. Те же буро-красноватые, песчанистые, валунные глины видны в откосах Муромской железной дороги, к станции Селиваново. Ниже, у Горбатовской писчебумажной фабрики и Колпского железнодорожного моста, обнажены желтые и буроватые валунные пески. Перед слиянием Колпи с Ушной долина её болотиста и лесиста. Плоский перевал между Колпью, Ушной и Марцей слагается ледниковыми наносами, налегающими на каменноугольные известняки».

Продолжая рассказ о походе, замечу, что с чердака церкви было в хорошо видно разоренное место захоронения, расположенное на сильно заросшем сиренью кладбище. Когда мы спустились вниз и пробрались через труднопроходимые заросли к месту захоронения, то увидели поваленный памятник из белого мрамора и большое гранитное надгробие с малопонятными нам надписями. Такого надгробия, я еще не видел никогда в жизни. Сбоку, примерно посередине надгробия, находилось большое глубокое отверстие подкопа под тяжелое надгробие. – Золото, и драгоценности, наверное, похитили – сказал Петя. Это вандалы-кроты, ослепшие от блеска золота и драгоценностей и потерявшие человеческий облик – вспомнив о животных кротах, подумал я. Под сильным впечатлением от увиденного, мы направились из села Тучкова в сторону хутора владельца Тучковской мельницы».

НИКОЛАЙ УХЛОВ

Продолжение в шестом выпуске.

 

ОБНОВИТЬ 

НИКОЛАЙ УХЛОВ
0 # НИКОЛАЙ УХЛОВ 20.06.2017 10:27
Дорогие друзья, спасибо за комментарии и пожелания!
Вспоминаю, какое сильное волнение, я испытал, когда впервые взял в руки подлинные, архивные документы Григория Ивановича Способина. Его свидетельства, копия диплома, клятва всё это, и многое другое, необыкновенно точно передавали интересующую меня информацию, дух того времени. Не менее интересную информацию передавала даже карточка выдачи этих документов. Как вы могли догадаться, эти документы, уже брали до меня. Удивительно, ведь 30 лет тому назад, в Ленинграде эти документы изучал посетитель архива с первоначальной фамилией Григория – Ястребов!
Ответить
ОЛЬГА
0 # ОЛЬГА 11.06.2017 23:03
Спасибо огромное Николаю В.!!! Читается легко и местами так захватывает дух, просто "мурашки по коже", когда реально представляешь историческую ценность прочитанного. Такая гордость возникает за своё Отечество! Желаю автору довести такое ценное повествование до логического завершения. Пусть сопутствует Вам удача в необходимых исторических находках! Добрых и понимающих людей на Вашем пути!
Ответить
Щ.П.И.
0 # Щ.П.И. 16.01.2017 14:44
Н.В. Читаю с удовольствием, и не перестаю удивляться твоему упорству и трудолюбию для достижения цели. Я очень рад, что у меня есть такой ДРУГ детства. Успехов тебе во всех начинаниях в затронутой тобой теме, да и на Горбатке рождались и жили много достойных людей о которых нужно знать и помнить подрастающим поколениям.
Ответить
вадим гоглов
0 # вадим гоглов 05.01.2017 18:15
Спасибо,Вам,Ник олай Васильевич!За ваши исторические изыскания.Очень хорошо и легко читаются воспоминания о походе в прошлое нашего края.По мимо книги о Способине,котор ую надеются увидеть все земляки,напишит е и издайте свои воспоминания.Эт о тоже будет очень интересно.
Ответить
Павел
0 # Павел 04.01.2017 11:11
"Портрет на фоне эпохи": Григорий Способин в период кардинальных изменений в Российской империи
Ответить
До 2018 года 13 дней

ОБСУЖДАЕМЫЕ

комментарии